… Желание странствовать не профессия, а склонность души. Она или есть, или ее нет.
У кого есть, тот уж изменить не может. У кого нет, тому незачем.
Олег Куваев. Дом для бродяг

пятница, 1 августа 2014 г.

ПУТИВЛЬСКОЕ КОЛЬЦО. Часть 2


ПУТИВЛЬСКОЕ КОЛЬЦО. 
Партизанскими тропами в поисках исчезнувшего хутора (окончание)

Часть 2

19.07.2014
Проснулся на рассвете. Чтобы искупаться отогнал притаившегося у берега щупачка, и освежившись, принялся готовить на завтрак макароны с салом и яйцом. Попив чайку и дописав дневник, не мешкая, стал собираться. Впереди - неблизкий путь на с. Волокитино и дальше, уже в сторону Путивля. Время выхода - 8-00.


Но сначала мне нужно в Щербиновку, где возможно получится повидаться с дальними родственниками, которых не видел больше 40 лет. В детстве, еще малолетним пацаном я провел здесь около двух недель, постигая азы деревенской жизни: пас коров, убирал сено. Ну и конечно были походы на рыбалку и в лес по малину. Да мало ли что могли придумать два пацана: я и мой местный приятель-тёзка. Об этих летних днях у меня остались самые теплые воспоминания. Одно из них – вкус свежеиспеченного домашнего хлеба запиваемого парным молоком.









Память мне не изменила, и на окраине села путем несложных расспросов у первой попавшейся местной старушки, я узнал, что родственники (мать с дочерью) все еще проживают там же, возле ставка. В доме сейчас обитают двое: бабушка Валентина Лавриненко и ее дочь Елена, вернувшаяся из Сум на родину, чтобы ухаживать за матерью.

За отведенный на встречу час немного поговорили о былом, помянули умерших. Баба Валя, которой уже перевалило за 80 лет, немного рассказала о своей 35 летней работе дояркой в колхозной бригаде известной на Путивльщине Героини Соцтруда В.Ф.Седых. Ну а Лена напоила меня холодным молоком, а напоследок сводила на пригорок, где расположено местное кладбище.

С пригорка открывается широкая панорама на пойму Клевени. Просторы впереди такие же, какие можно увидеть с путивльских холмов в сторону долины Сейма. Аж дух захватывает…




  
   


Распрощавшись с родственниками, двинул дальше в сторону с. Волокитино. Возле заброшенного клуба свернул влево на холм, где проходит полевая дорога. Вид полуразрушенного клуба произвел удручающее впечатление. Когда то здесь теплилась хоть какая-то культурная жизнь, но в одночасье все рухнуло и сейчас предается тлену. Вспомнилось, как во время моей деревенской эпопеи, мы с приятелем ходили сюда смотреть кино, привезенное из Путивля кинопередвижкой, работающей от электрогенератора. По тем временам кино да танцы в клубе были основным развлечением.





... и не только...
 
Сегодняшняя Щербиновка, как и многие другие украинские села, стремительно умирает и на его улочках уже сейчас через одну мелькают заброшенные усадьбы. Люди предоставлены сами себе, и  выживают как могут. Народ живет натуральным хозяйством да на небольшие гроши, полученные за сданное молоко (2грн за литр).  Надежды на на скорое улучшение жизни пока ничем не подтверждаются.

Традиционное сельское жилище - "Хата на 3 окна"




  
11-00. Пройдясь верхами по булыжной дороге вдоль поля цветущей гречки, наконец-то спустился к мосту через Клевень и околице с. Волокитино. Но, прежде чем идти в село, мне нужно сделать два дела: сначала осмотреть памятник артиллеристам-курсантам, погибшим здесь в бою во время Великой Отечественной Войны, а затем искупаться и отдохнуть.





Памятник находится у дороги, не доезжая 300м до моста через Клевень со стороны Путивля. Оригинальный постамент с барельефом является основой для установленной на верху знаменитой пушки ЗИС-3.

Здесь, 8 сентября 1941 года в составе отряда особого назначения приняли боевое крещение командиры и курсанты Сумского артиллерийского училища. Курсантский отряд защищал позиции у деревянного на то время моста и на время задержал продвижение фашистов к Путивлю. 


Справка о бое




 
11-30. Очередное купание в Клевени. Вода в реке чистейшая, хоть бери прямо и пей. А на берегу, как и положено, многочисленные стаи гусей дополняют деревенский пейзаж. Но, нужно идти дальше, и на 12-00 намечаю выход в село.

13-00. Я в Волокитине возле сельсовета. А раньше на этом месте на окраине грандиозного парка находилась усадьба
местного помещика А.М.Миклашевского и его наследников. Собственно благодаря им село Волокитино и вошло в историю.

Первое письменное упоминание о  Волокитине относится к 1684 году. Славу этим местам принёс фарфор, производившийся из местного первоклассного каолина. Известно, что еще в XVIII веке местную каолиновую глину гужевым транспортом вывозили на царские фарфоровые заводы в Петербург, где из неё производились высокохудожественные изделия. Со временем Миклашевский в 1839 году основал в селе свой фарфоровый завод, на котором работали  под присмотром квалифицированных французских специалистов его крепостные крестьяне.


Справка.
Усадьба А.М. Миклашевского в селе Волокитине, по воспоминаниям современников, была одной из красивейших на Украине и по праву считалась жемчужиной садово-паркового и архитектурного строительства Украины. К сожалению, время не пощадило ее – как и многие другие памятники культуры, она не пережила октябрьских событий и была разрушена. Последней в 1958 году была уничтожена Покровская церковь.
 


  
Перед особняком и церковью росли пальмы и агавы


Владелец усадьбы и основатель фарфорового завода, прекрасными изделиями которого была украшены не только церковь, но и главный дом и другие постройки, был личностью поистине незаурядной и заслуживающей нашего внимания. Андрей Михайлович Миклашевский (1801-1895) происходил из украинского казацко-старшинского рода Миклашевских (древнего польского герба Остоя), ведущего свое начало от Андрия Миклашенко, казака чигиринской сотни, упоминаемого в «Реестре 1649 года». Богатое село Волокитино А.М. Миклашевский получил в наследство от своего знаменитого деда, стародубского полковника, государственного деятеля и мецената Михаила Андреевича Миклашевского (1640-1706), а тот в свою очередь, как мы теперь уже знаем, от самого гетмана Мазепы, подписавшего именной универсал на имение в 1688 году.
  


Официальной датой основания завода считается 1839 год. Безусловно, толчком к реализации проекта послужили два немаловажных фактора: наличие поблизости месторождения лучшего в России каолина, позволяющего изготовлять фарфор высочайшего качества, и возможность использовать бесплатную рабочую силу – крепостных селян. Справедливости ради надо заметить, что к работе привлекались люди и по вольному найму, преимущественно из окрестных деревень, из «государственных крестьян и казаков» и даже «мастеровые московские».

 

Предприятие было построено по проекту двух французских специалистов – братьев Франсуа и Огюста Дартов. Причем Франсуа Дарт выступил главным организатором производства и стал первым директором завода. К тому же он прославился как знаток декорирования фарфора. Вероятно, именно этим обстоятельством объясняется несомненного влияние французского фарфора на продукцию завода Миклашевского. Огюст Дарт в большей степени специализировался в области технологии и имел тесные производственные связи не только во Франции, но и на заводе братьев Корниловых и Императорском фарфоровом заводе в Санкт-Петербурге. 


 
После Франсуа Дарта «старшим по фабрике» был назначен крепостной Миклашевского Федор Кириллович Петруня (Петрушин). Из архивных документов известно, что ранее он учился «фарфоровому делу» на фабрике под Москвой, и это обстоятельство не могло не сказаться на художественном облике продукции волокитинского завода. Особо следует подчеркнуть, что оба директора, Франсуа Дарт и Федор Петруня, работали под постоянным контролем А.М. Миклашевского, следовательно, он принимал непосредственное участие в формировании общей художественной направленности производства. 





Справка
Покровская церковь - каменная, крестообразная в плане, однокупольная, с трехъярусной колокольней на западном фасаде церковь построена в1857 году на средства Андрея Миклашевского (1801-1895) в переходной стилистике от позднего классицизма к романтизму. Классицистической по характеру является общая крестово-купольная структура храма, а на романтические влияние указывают неоготические детали фасадного декора. Этот храм был центром дворцово-паркового ансамбля. В интерьере находился большой фарфоровый иконостас, изготовленный здесь же, на Волокитинском фарфоровом заводе Миклашевских. Вся церковная утварь также была фарфоровой: киоты, дарохранительницы, паникадило, паникадила, метровой высоты подсвечники и т.д. Церковь простояла ровно сто лет и была уничтожена в течение 1955-1958 годов по распоряжению Сумского облисполкома от 26.06.1955 г. для ... "построения коровника". При этом были разграблены и уничтожены бесценные фарфоровые изделия, включая иконостас. Против этого варварства протестовал выдающийся украинский художник Василий Касьян, отправив 29 июня 1956 острого письмо на имя заместителя председателя Совета Министров Украинской PCP М.Гречухи. Однако это не помогло.



 
По пути к центру села и парку осмотрел яркое для сельской местности здание бывшей Богадельни Миклашевского (ныне школы). Великолепный образец архитектуры «кирпичного стиля» с интересными дополнениями декора из керамики, спроектирован неизвестным архитектором и мастерски реализован умельцами-каменщиками в конце 19 столетия. 




 


В 500 метрах от школы находится самое известное сооружение Волокитина – «Золотые ворота» - памятник архитектуры национального значения. Ворота, оформляющие официальный въезд на территорию парка и бывшей усадьбы Миклашевских, выполнены в готическом стиле из добротных «вечных» материалов: бута из песчаника, кирпича с архитектурными деталями из гранита. Видно, что бывшие владельцы села Миклашевские были эстетами и ценили высокие искусства.

За «Золотыми воротами» начинается парковая аллея к бывшему имению. Красивый, уже переросший парк дышит прохладой, а ветви его деревьев смыкаются над дорогой в виде свода.












На другом конце парка, ближе к реке, располагалась дворянская усадьба. Сейчас здесь находятся сельсовет, клуб и мемориал погибшим в Великой Отечественной Войне. Клуб построили в 1967 году в ознаменование 50-летия Октябрьской революции. Строили на фундаментах разрушенной современными иконоборцами в 1955-1958 годах Покровской церкви. О том, что это так, свидетельствует полукруглая площадка церковной террасы с подпорной стенкой, обращенная ко второму въезду на территорию, куда ведут гранитные лестницы. Построенный на средства Миклашевских великолепный храм был уникален единственным в своем роде фарфоровым иконостасом. Отдельные его детали сохранились, и их можно сейчас посмотреть в музейных собраниях Путивля, Сум и Киева.

Остатков графского дома мне обнаружить не удалось. Но изучая аэрофотоснимок Яндекс можно предположить, что он находился на оси основной аллеи парка, там, где на ровной площадке сейчас расположено сельское футбольное поле. Ведь на фундаментах разрушенной постройки деревья все равно бы не выросли. Расположенный перед террасой второй въезд на территорию парка имеет такую же, как и в «Золотых воротах», арку и боковые проходы. Но выполнено все это уже в упрощенных формах и стройматериалах. Привлекло внимание, что на шпилях въездных ворот «пришпилены» (простите за тавтологию) звезды, появившиеся, конечно уже в более поздние времена.

Местные магазины работают по сельскому графику: с утра до 12-0, а дальше – с 17-00. Поэтому, не получив желанного пива, просто отдохнул в тени парка, и собираюсь выходить дальше в сторону реки.








15-30. Дотопал уже через с. Ротовка до с. Стрельники. Стою возле деревянного моста и подсыхаю после купания.

Из Волокитина до Ротовки добрался быстро по ранее намеченной трассе. Используемая мной дополнительно к карте аэрофотосъемка Яндекс хорошего качества позволяет очень точно ориентироваться на местности. Пройдя через луг по полевой дороге, уже вскоре дошел до кладки (деревянного мостка) через р. Эсмань. Здесь не утерпел и остановился на полчаса, чтобы искупаться. Речушка неширокая, шириной метров 5-8, а глубина местами до 1,5 метра. Компанию мне составили многочисленные волокитинские гуси. 







Ну а дальше полевая дорога, идущая вдоль канала мелиорации, вывела меня точно к околице Ротовки. Справившись у мужика насчет наличия холодного пива в местном магазине и получив отрицательный ответ, решил в село не заходить, а срезать чуть вправо и по проселку выйти на асфальт дороги, ведущей на Стрельники. Эта дорога, постепенно поднимаясь вверх, пересекает водораздел рек Эсмани и Клевени. По обе стороны дороги бескрайние поля подсолнечника. Очень красиво и для простого глаза и для фотосъемки.

Расстояние от Ротовки до моста в Стрельниках 3,2км. Вот у этого моста я и «заякорился» ненадолго чтобы искупаться и подсушить мокрую от пота одежду. А еще поразмышлять, где остановиться на ночь. Найти местечко для палатки с возможность купания здесь довольно сложно: все берега густо заросли деревьями и кустарником. Но запас времени еще имеется. Посему, попробую поискать пива, а там глядишь, и свежая мыслишка насчет ночлега появится. А еще в Стрельниках хочу зайти на кладбище. Может быть знакомая (т.е. моя) фамилия где-то промелькнет. Все-таки совсем рядом, на хуторе Смолянинов (Смолянка) до 1932 года жили мой дед и его предки. 




 



 

Я давно заинтересовался историей своего рода, и мысль посетить место нахождения исчезнувшего ныне родового хутора возникала неоднократно. Что он действительно родовой можно судить хотя бы по названию. Но нужно отметить, что в Путивльском районе хуторов с названием Смолянинов в действительности было два. Второй размещался на опушке Спадщанского леса чуть левее от нынешнего въезда в лес по дороге к музею Партизанской Славы. Оба хутора на сегодня уже исчезли с поверхности земли.

При подготовке к походу, размещение своего хутора я четко локализовал, изучая старинные карты Путивльского уезда Курской губернии. На карте-трёхверстовке в глаза бросается большое количество хуторов, расположенных вокруг Путивля в радиусе 15-20км. Вероятнее всего эти хутора образовались на месте земельных наделов, которые давались путивльским служилым людям в 17-18 столетиях. И относились они к однодворцам - особому классу военных землевладельцев, живших на окраинах Московского государства и нёсших охрану пограничья. Детальнее об однодворцах пишет Википедия.




Судя по совокупности известных мне фактов и тому, что фамилия Смолянинов имеет довольно широкое распространение в Путивльском районе, можно сделать вывод, что мои предки жили здесь с давних времен, прибыли на Путивльщину из Смоленска и в17-18ст. вероятнее всего были служилыми-однодворцами. Вот и название села Стрельники, упоминающегося в исторических источниках с 1654 года, и вероятнее всего происходит от еще одного названия стрельцов (стрельник – стрелок). Другое старинное название этого села Антыки.

Но, пора исторический экскурс заканчивать и двигаться дальше.





Сразу за мостом, порасспросив сначала мужика, а затем продавщицу в продмаге, наметил план моего дальнейшего сегодняшнего продвижения. Мне нужно перейти по мосту через полузасохший ручей (на картах речка) Кубёр в левобережную часть Стрельников, а там крайняя левая улочка выведет в поле, где когда-то стоял дедов хутор. От идеи зайти на стрельниковское кладбище пришлось отказаться, ибо за сегодня я уже порядком устал. Да и с 30-40 годов прошлого столетия там вряд ли что-то могло сохраниться.

17-00. Освежившись возле продмага холодным пивом вместо законного обеда, выдвигаюсь дальше к родным местам. На окраине Стрельников разговорился с бабушкой по фамилии Расторгуева, расспросил ее о хуторе и его бывших жителях. Бабушка рассказала, как в былые времена на Кубре добывали торф, мочили коноплю на пеньку. Вообще выращивание конопли в этом районе раньше было довольно распространенным занятием. Собранную коноплю вымачивали в устроенных на Кубре мочильнях перед дальнейшей переработкой в пеньку. А пенька на Руси была одним из ходовых товаров, который купцы за любо-дорого продавали для военных и хозяйственных нужд (пеньковые веревки были в цене).

Еще по своему детству я помню эти мочильни на Кубре, распространяющие вокруг не совсем приятный запах. Зимой мы на них ходили играть в хоккей. Тогда еще народ не знал, что такое наркомания, а пенька была широко востребована в народном хозяйстве.

Молодой родич бабушки дополнил, что на Смолянке посреди поля остались две могилки, которые при пахоте фермеры не разрабатывают. Ну а к месту бывшего хутора ведет слабая тропка, по которой очень редко ходят местные охотники. 


Река (скорее ручей) Кубёр сейчас местами пересыхает и похож на череду стариц, заросших камышом и ряской. В его заболоченной долине заметил нескольких серых цапель, красивых и очень редких в этих местах птиц.




18-00. Я на месте бывшего хутора Смолянинов. Память стрекает не только в переносном, но и в прямом смысле, поскольку на финишном участке тропа уходит в густые заросли крапивы. Пришлось даже поверх шортов надеть вторые штаны. А вот поверх футболки мне надеть нечего, отчего руки за несколько минут покраснели и зудят.

О хуторе напоминает только несколько старых деревьев на чудом сохранившемся погосте. А вокруг бескрайнее поле подсолнечника. Под деревьями остались только два захоронения. Оба с фамилией Смолянинов. Возможно, какие-то дальние родственники. Все остальное, включая и сам хутор, кануло в небытие.


Справедливости ради следует отметить, что судьба дедовского хутора не исключение, а скорее правило. Большинство из многочисленных хуторов в этой округе навсегда исчезли с поверхности земли в период коллективизации и чуть позднее во время фашистской оккупации. За поддержку партизан фашисты сожгли немало деревень на Путивльщине. Среди них значится и хутор Смолянинов, Возможно как раз тот, который я разыскиваю.

Отдав поклон земле предков и передохнув, отправляюсь дальше. Завтра младшая сестра уезжает после отпуска и мне перед отъездом нужно хоть немного с ней пообщаться. Теперь мне уже прямой путь на Путивль вдоль русла пересыхающего Кубра.
  
На месте дерева когда-то был дедовский хутор






20-00. Я уже отаборился и поужинал чем бог послал. 

Далеко отойти от родовых земель не удалось. Видимо что-то держит, и не только банальное бездорожье. После погоста около часа продирался сквозь высокие, в человеческий рост, травы на границе поля подсолнечника и пойменных зарослей. Идти очень тяжело и за полчаса я буквально выбился из сил. А была ведь крамольная мысль дотянуть уже сегодня до Путивля и удивить своим приходом сестер. Но, как жизнь показывает, через голову не перепрыгнешь. Поэтому лагерь разбил возле лесополосы, разделяющей поля подсолнечника и кукурузы, недалеко от русла Кубра. Вдали на горизонте, над подсолнечником едва виднеется верхушка дерева на хуторском погосте. Значит я еще в гостях у предков.

За 15 минут сварганил нехитрый ужин: поджарка из сала, охотничьей колбаски, лука, острого перца и яйца. Быстро и питательно! Чай решил не делать: воды осталось совсем мало, да и сил поддерживать костер уже не осталось. Поэтому вскоре будем отбиваться. 


P.S. Погода весь день стояла жаркая и солнечная. Поэтому с меня сошло не 7, а целых 17 потов. Только и успевал сушить футболку на остановках. 
Мои ноги разбиты и натерты в кровь: шкутыльгаю как самый настоящий инвалид. Бинт и пластырь я взять с собой не додумался, а обертывание потертостей листом подорожника – как мертвому припарка. Поэтому будем лечиться уже в Путивле, а скорее всего – в Сумах.




  
20.07.2014
Проснулся в 5-00, но решил полежать еще часок, пока солнце немного подсушит росу. Ночью и под утро мысли вертелись вокруг канувшей в Лету Смолянки. Видно торкнуло меня серьезно. Но нужно подумать и об «эвакуации». Впереди самый плохой участок беспутья, где придется продираться сквозь заросли высокой травы на границе заболоченной долины Кубра и полей. Это где-то километра два, а затем будем действовать по обстоятельствам. Если получится перейти на другую сторону речушки – пойду через Пищиково и на Путивль прямиком по ее долине. Если же нет – придется брать вправо и выбираться через деревню Плотниково на автодорогу, а там уже двигать на Путивль по асфальту. Позавтракал и вышел на маршрут в 8-00. 


10-35. Я уже в Путивле. Чтобы поспеть к отъезду сестры рвал из последних сил. Не желая идти по высокой и мокрой от росы траве, решил пробираться по лесопосадке, граничащей с пониженной долиной речушки. Там хоть и много валежника, но идти проще. Да и созревшей ежевикой можно полакомиться. А еще кусок пути срезал идя в междурядьях высокой уже кукурузы. Таким способом вышел на расширение долины и ответвление уходящего вправо по ходу ручья. Пересохшее русло, густо заросшее камышом и крапивой пересек на замочив ноги и вышел на высокий пригорок недалеко от расположенного справа с. Плотниково.








Теперь мне нужно выйти на полевую дорогу, ведущую к Путивлю. Для этого пришлось обойти по краю далеко уходящую вправо по ходу широкую балку очередного ручья. В одной трети до конца балки спустился в долину, и уже низом дошел до самого ее начала. Ориентироваться помог пробитый кем-то автомобильный след. В конце балки вышел на четкий ориентир – начало лесополосы, ведущей к окраине Путивля. До него - не более 2км. Путь туда ведет сначала вдоль края рапсового поля, а чуть позже – по грунтовке из Пищиков. Ориентиром города служит высокий «сундук» основного здания бывшего комбикормового завода. В полукилометре за ним – выезд из города в сторону Кролевца и начало жилой застройки.








В магазинчике недалеко от городского кладбища пью холодное пиво и срочно бегу домой. Ибо сестры уже звонят и торопят. Намеченный на 11-00 отъезд никто отменять не собирается. Миновав переулок возле Спасо-Преображенского собора, выхожу на прямую стометровку к родительскому дому. Возле собора компания нарядно одетого люда, собравшегося вокруг готовящихся к процедуре венчания молодоженов.


Ну а мне – последние метры до финиша и желанного отдыха. Цель похода достигнута, а все запланированное исполнено. Да и опыт автономного путешествия тоже не помешает.

Все-таки важно иногда вспоминать откуда ты родом и кто твои предки. Чтобы не ощущать себя Иваном, не помнящим родства.  


А.С.

Фото: Анатолий Смолянинов



Таблица расстояний (по нарастающей)

День 1:
Пруды – Спадщина – 7,6км
музей Партизанской Славы – 13,0км
Старая Шарповка – 18,7км
Яцыно (магазин) – 21,8км
Шлюз (р.Клевень) – 25,1км
Стоянка (р.Клевень) – 26,0км 


День 2: Стоянка (р.Клевень) – 26,0км 
Щербиновка (дом родственников) – 28,4км
Волокитино (памятник курсантам-артиллеристам) – 32,4км
Волокитино (школа) – 34,2км
Волокитино (Золотые ворота) – 34,7км
Волокитино (клуб) – 35,4км
р.Эсмань (мосток) – 35,9км
Ротовка (поворот на Стрельники) – 38,4км
Стрельники (мост на р.Клевень) – 41,2км
Стрельники (магазин) – 42,1км
Стрельники (окраина) – 42,7км
Хутор Смолянинов (погост) – 44,8км
Стоянка – 46,0км


День 3: Стоянка – 46,0км 
Начало лесополосы к Путивлю – 51,1км
Окраина Путивля – 52, 5км
Финиш – 55,0км

7 комментариев:

  1. Отличный поход!!! Красивые места! И, как всегда, очень интересно написан и изложен рассказ о турпоходе!

    ОтветитьУдалить
  2. Я будто в настоящем походе побывал.Отличный поход.Теперь я тоже не Иван не помнящий)))

    ОтветитьУдалить
  3. CСПАСИБО!!! Мой папа - Стрельников из села Стрельники... Написал "Историю рода Стрельниковых". Могу Вам выслать... Я пишу ист. роман, одна из сюж. линий которого - путивльская, стрельниковская...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо за положительный отзыв о моем опусе.
      "Историю", конечно,присылайте. Прочту с большим интересом. Возможно в ней найдется что-то и о моих корнях. Да и вообще интересно, чем жили наши предки. Моя почта: smolatur@mail.ru. Об "Истории" я, по-моему, что-то находил на одном из путивльских форумов. Даже делал администратору запрос, чтобы получить текст, но безответно. Ну и раз зашел разговор о Вашем романе, скажите двумя словами: о чем или о ком он, когда выйдет и каково будет название?
      Кстати родом из Стрельников есть еще одна писательница, пишущая историческую прозу (http://www.art-e-lit.ru/authors/krinitskaya/). Возможно Вам будет интересно почитать.
      Ну и напоследок вопрос от "Шерлока Холмса", не требующий обязательного ответа: "Ольга Ольгина" и Александра Криницкая - случайно не одно ли лицо. Если нет, то Стрельники - литературная столица Путивльщины.

      Удалить
  4. Ваши чУдные фотографии, Анатолий, доставили мне много приятных минут... РОДИНА!!!.. И текст такой тёплый, умный, полновесный. О Миклашевском - здорово написано! Иллюстрации редкие найдены Вами... Путешествие - для всех.

    ОтветитьУдалить
  5. Благодарю за очерк, Земляк! Мой папа Смолянинов Виктор Иванович родом из Стрельников (1937-2004). Глядя на фото, как в детстве побывал.

    ОтветитьУдалить