… Желание странствовать не профессия, а склонность души. Она или есть, или ее нет.
У кого есть, тот уж изменить не может. У кого нет, тому незачем.
Олег Куваев. Дом для бродяг

пятница, 16 сентября 2011 г.

ПОЛЯРНЫЙ УРАЛ - 2011. часть 1





АНАТОЛИЙ СМОЛЯНИНОВ

ПОЛЯРНЫЙ УРАЛ - 2011
Из Европы в Азию через Уральский хребет

Дневник пеше-водного похода в районе
Полярного Урала.
(р. Большая Уса – руч. Изьяшор – волок – оз. Малое и Большое Хадата-Еган-лор – р. Большая Хадата – р. Щучья).

Участники похода:
Катамаран - 1.
Смолянинов Анатолий
Левитский Виктор
Головачев Сергей
Колотуша Сергей

Катамаран - 2
Иванов Николай
Снегирев Анатолий
Листопад Николай (НикНик)
Листопад Анна


                                «По тундре, по широкой дороге…»

Идея вновь посетить Полярный Урал возникла как-то сама собой уже в первую встречу по обсуждению очередного летнего похода. География наших маршрутов в последние годы была довольно обширной, а вот Урал как-то не попадал в их число. Хотя в памяти цепко держатся воспоминания о походе 2000 года по шести рекам Восточного склона Полярного Урала: красивая природа, интересные люди и, конечно же, удачная и обильная рыбалка.

Перечитывая в ходе подготовки отчеты из Интернета постепенно вырисовался маршрут нового похода. Мы отказались от броска на север по Каре и ее притокам, что обсуждалось в начале, из-за сложности и дороговизны выезда вездеходом из Усть-Кары и решили сделать пеше-водную связку по реке Большой Усе, озерам Малое и Большое Хадата-Еган-лор, рекам Хадата и Щучья до моста Бованенковской трассы. Получился такой себе переход из Европы в Азию через ключевой и один из наиболее красивых участков Полярного Урала.

Тундра и лесотундра, панорамы гор со снежниками и горных озер, стада пасущихся оленей – все это, надеюсь, ждет нас уже вскоре.

Часть 1:
ПОЧУВСТВОВАТЬ ТУНДРУ…

21 июля
День отъезда в поход – всегда большой стресс. По крайней мере, для меня. Как обычно наваливается масса незавершенных дел по работе, а вопросы подготовки снаряжения, закупки продуктов и т.п. откладывается на последние часы. Так было и на этот раз. Ко всему еще морально угнетает неимоверная жара, уже второй год подряд сваливающаяся на Украину на конец июля.

С работы удалось вырваться только за четыре часа до отправления поезда. Полтора часа ушло на закупку продуктов в дорогу и только за 2,5 часа начал паковать рюкзак ранее приготовленным крамом. Как всегда получается перебор: то ли вещей я беру много, то ли произведенный Ивановым расчет продуктов, был неверным. В рюкзак все заготовленное, конечно же, не вошло и образовались две объемные «ручные клади». Будем надеяться, что все это как то «рассосется» во время езды в поезде.

На вокзал добрался без приключений. Наш водитель с работы не подкачал, прибыл вовремя и быстро забросил меня на железнодорожный вокзал, где уже образовалась небольшая толпа из отъезжающих и провожающих. Получили последние инструкции, напутствия и в 19-19 благополучно отчалили в сторону Москвы.

Нас в поезде едет четверо. Вторая четверка бойцов из Шостки уехала на Москву другим поездом, и будет встречать нас уже на Киевском вокзале.


22 июля
Москва. После объединения группы переезд с Киевского на Ярославский вокзал выполнили оперативно на двух авто. Колотуша заранее договаривался с земляками-гастарбайтерами о перевозке нашего имущества грузовой «Газелью» за 2000 рублей. Не подкачал и живущий в Москве мой родственник Глеб, прислав нам на встречу дополнительно своего партнера Леонида на грузовом микроавтобусе. Переехали всего за час без погружения на этот раз во чрево московской «подземки».

На вокзале потусоваться не получилось. Наш «голубой вагон» в поезде Москва-Воркута уже в 12-30 отчалил в северо-восточном направлении. А дальше были Ярославль с его церквями, Данилов – с малосольными огурцами и прочей домашней снедью, предлагаемой старушками на вокзале, а на закате – Вологда с каменными стенами монастыря на окраине.

Жара в вагоне стоит неимоверная. Не спасает даже устроенная Левитским дополнительная вентиляция.
 



23 июля
Надежда на прохладу в связи с приближением к северу пока не оправдывается. Продолжаем запариваться. В первой половине дня - две продолжительные остановки: Котлас-Узловой и Котлас-Южный. Во время последней успели сбегать к находящейся неподалеку от вокзала Северной Двине и искупаться. Река сильно обмелела, основное ее русло ушло к противоположному берегу, и местный речной вокзал оказался на сегодня, как бы, не у дел. Вряд ли речные суда смогут подходить к его причалу при 0,7-1,0-метровой глубине.

Пробежавшись «галопом по Европам» к другим ближайшим котласским достопримечательностям: церкви с колокольней, «стандартному» для привокзальных площадей паровозу первой половины 20 столетия, вернулись на перрон довольно обшарпанного вокзала. Купание лишь на несколько минут принесло желанную прохладу, и в поезде продолжилась та же история: жара и духота.

Полдень. Тайга вдоль «железки» горит. А НикНик за столом в это время мечтает поймать тетерева на супчик. Чего только не придумаешь от поездного безделья.

Только к вечеру жара стала потихонечку отходить, а пейзажи приобретать присущие северу признаки. В Ухте на остановке нас окропил дождик, а в соседний вагон подсела группа туристов, идущих на Харуту. В общем, походная обстановка постепенно налаживается.

Поздний вечер и половину ночи (читай – белой ночи) коротали сначала за картами, а затем в беседе с молодой воркутчанкой Ириной. Разговор касался, все больше, местной тематики, иногда переходя на философствование «мирового» масштаба и обсуждение политики властей.







24 июля
Два часа ночи. Вернее, уже начало светать. Пересекли широкую Печеру, потусовались на одноименной станции, почувствовали первые укусы местной мошки и комаров, и наконец-то отбились на некоторое время...

На вокзале в Воркуте получили первый «контрастный душ». Холодно (всего +5-7ºС) и ветрено. Пейзаж вокруг вокзала тоже, скажем так, не радует. Не говоря уже о бичах, греющихся возле костра на привокзальной мусорке и пьяных физиономиях в зале ожидания.

Нас встретил одноклассник Головачева, найденный им на одноименной социальной сети. Работает здесь горноспасателем при местных угольных шахтах. Делаем первые лихорадочные попытки обзавестись транспортом для заброски к реке. Заблаговременно мы ни с кем не договаривались, надеясь, что как то все «разрулится» на месте. Прошлись по автостоянке вокзала в поисках подходящей для заброски машины, прозвонили по нескольким телефонам местных транспортников и турагентства, подобранным из Интернета. Но пока что-то не «срастается» из-за незнания дороги, кондиций техники и других негативных факторов (сегодня воскресенье). Но есть и надежда. На вокзал подъехал УАЗ-«буханка» повышенной проходимости, отправляя кого-то на поезд. Водитель пока сомневается, обещает подумать и просит перезвонить ему через час. Главное, что нужное нам место возле брода чуть выше слияния Малой и Большой Усы и условия подъезда к нему он знает.

Перебрались на вокзал и продолжаем поиски альтернативного варианта заброски. Позвонили в «Воркута-Тур» (8-912-177-37-95), еще по двум номерам, но пока безрезультатно. Все говорят, что технику нужно заказывать предварительно. По одному из звонков позднее появилось предложение: есть где-то вездеход, а «цена вопроса» – 20 тысяч рублей. Ну, это уж слишком!

После контрольного звонка через час водителю УАЗа наш вопрос решается положительно. И стоить это будет на порядок меньше, всего 2000 рублей. Уже вскоре наша машина появилась на вокзале, и мы грузимся. К этому времени уже закуплен бензин для примусов, кое-что из продуктов первой необходимости.

Воркута находится за полярным кругом на 67 параллели и в прошлом являлась процветающим центром угольной промышленности. Но, на сегодня город и его градообразующая база постепенно деградируют, а численность населения сократилась до 70 тысяч. Восемь из тринадцати расположенных вокруг Воркуты шахт закрыты, а жизнь создававшихся возле них горняцких поселков постепенно замирает. Название города с ненецкого языка переводится как «много медведей». Еще его можно трактовать как «Медвежий угол», и есть реальная тенденция к «материализации» в будущем этого названия.







Дорога до пос. Советский и дальше в сторону плотины Воркутинского водозабора на р. Уса поддерживается в хорошем состоянии и часто используется. А вокруг, до горизонта – плоское как стол пространство тундры, бескрайнее море мхов да карликовых березок.

Недалеко от водозабора развилка влево и мы выезжаем на глинистую грунтовку. Сильных дождей в последние дни не было и, по словам нашего водителя Сергея (тел.8 912 953 2994), этот участок грунтовки находится в неплохом состоянии. Но если пройдет сильный дождь – пройдет здесь только вездеход.

Фрагмент космической съемки из «Google Earth», которым мы пользуемся для ориентирования на местности, не дает полного представления о рельефе, а на этой грунтовой дороге есть два серьезных препятствия: 1- глубокий каньон на ручье при впадении его в р. Уса; 2 – заболоченный при ручье участок, сильно разбитый тяжелой техникой. На первом препятствии остановились передохнуть в ожидании подстраховывающей машины, которую вызвал наш водитель. Дальше ехать без страховки по его словам не имеет смысла. Пока ждали второй УАЗ устроили сеанс вопросов и ответов на местную тематику. По словам Сергея, жизнь в Воркуте не так проста, хотя это и шахтерский город с повышенными зарплатами. Главная проблема – сворачивание угледобычи предприятием «Воркутауголь» и закрытие шахт. Поэтому народ из окрестных поселков и самой Воркуты постепенно разъезжается, и все, кому удается попасть под федеральную программу переселения из районов Крайнего севера, постепенно оседают в основном на юге России (Белгород, Воронеж, Курск, Краснодар) или в Подмосковье.

Сейчас в тундре работает много мощной техники. Это строится газопровод от Бованенковского нефтегазоконденсатного месторождения в сторону Европы до Ухты.

По прибытии второй машины двинули дальше. Заболоченная низина оказалась для страхующего УАЗа непреодолимой преградой. Сделано десяток попыток пробиться через разбитую колеями болотину, и не одной удачной. Теперь стало понятно, зачем нужна вторая машина – вытаскивать из грязи застрявшую первую. Подошел с другой стороны вездеход и советчиков прибавилось. После еще ряда неудачных попыток мы уже были готовы отказаться от максимальной цели и возвратиться к устью ручья на берег Усы. Но Сергей решил сделать последнюю попытку и пойти вперед на своих шинах повышенной проходимости. Наконец-то все получилось и мы за полчаса уже на одной машине добрались до конечной цели – брода на Малой Усе. Быстро разгрузились и распрощались с Сергеем, дав ему премиальные за водительский подвиг. Дело уже идет к вечеру, а ему еще прорываться назад через болото.

Разбили лагерь на берегу Малой Усы, сварили борщ, ударили спиртика за прибытие на место и начали обустраиваться. Погода пока более-менее сносная, хотя несколько раз за вечер срывался мелкий дождик. А еще было ветрено и прохладно. Поэтому комарья и прочей «гнусности» пока нет и в помине.

Воркута находится за Полярным кругом и сейчас в этих местах в полном разгаре белые ночи, при которых темного времени суток практически нет. Поэтому и ориентироваться во времени здесь достаточно сложно.

Окружающая лагерь тундра предельно сурова, а ее вид крайне аскетичен. Сглаженные ледником просторы до горизонта, поросшие карликовой березкой, низким ивняком и мхами, скалистый каньон реки, вот и все на чем может здесь остановиться взгляд.









25 июля
Поутру начали с Левитским первое дежурство. От готовки на примусах пока можно отказаться: насобирали на костер сушняка. Народ начал сборку катамаранов, поставив цель после обеда выйти на воду, а неугомонный Колотуша рванул к реке со спиннингом и принес хариуса, пока первого и единственного.

Отобедав макаронного супчика, загрузились и отчалили. Правда, плавание по Малой Усе получилось недолгим. Уже вскоре дошли до слияния ее с Большой Усой и начали бечевку (проводку катамаранов против течения на веревке-бечеве) в ее верховья. Работа бурлаками идет с переменными трудностями. Вдоль пологого галечного берега катамаран идет неплохо, а на местах, где к руслу вплотную примыкают скалы – приходится поднапрячься. В любом случае такая работа требует много физических сил, умения и ловкости. «Сухим» из воды удалось выйти не всем, тем более, что большинство наших людей не брали высоких сапог-бродней. На одном из скалистых участков холодный душ принял Снегирев, а Иванов набрал полные сапоги воды. И этими случаями впоследствии дело не ограничилось.

Во время отдыха на одной из сухих площадок нашли небольшую плантацию «золотого корня». Будет что теперь добавлять в дежурную «стратегическую» бутылочку. К исходу дня, пройдя впадение справа по ходу притока (предположительно р.Нияю) встали на стоянку на том же правом берегу. Поставили сети, сварили ужин и быстро завалились отдыхать. Первый походный день отнял много сил и нервов. Ко всему еще под отбой пошел дождь.

Поздно вечером, находясь в палатке, услышали шум моторки, продвигающейся в верховья. Значит, где-то вверху есть люди. Но кто это: ненцы или просто рыбаки пока не ясно. Также на берегу днем видели свежие следы сапог, что еще раз подтверждает, что здесь мы не одни.

P.S. За день несколько раз проглядывало солнце, но в целом погода пока стоит неустойчивая, ветреная и прохладная. Единственный плюс от последнего – почти полное отсутствие комаров и мошек.
Вечером на закате отлично открылись заснеженные вершины Полярного Урала. Они стали к нам хоть на немного, но ближе.











26 июля
Погода сутра не совсем «летная». Поднялся сильный ветер с моросью и гнет в «бараний рог» нашу палатку. Поэтому выходить из нее пока не хочется. Даже активный Левитский решил, что лучше отоспаться в палатке, чем идти на рыбалку. Хотя сначала порывался.

К 9-10 часам ветер слегка поутих, но облачность пока не рассеивается. Проверили поставленные на ночь сети, в них – 2 хариуса. Для ушицы этого пока маловато. Пустили их в малосолку. Дежурный Листопад сварил пересоленный борщ и «энергетический» напиток под названием «полярный чай». В него пошло все, что нашлось растущего на этом берегу: от «золотого корня» до иван-чая и прочей травы. Многим этот рецепт понравился, и только строптивый Иванов, ярый поборник традиционного черного чая, пытался критиковать кулинарные эксперименты НикНика.

К 11-00 появилось солнце в дымке и можно собираться в дорогу. Бечевались вверх до 20-00 – 20-30 с часовой остановкой на обед. Процесс идет не очень трудно. Берега в основном низкие, галечные, а течение – ровное и быстрое. Постепенно отработали технику движения, когда один человек сидит на заднем, ближнем к берегу месте и подправляет катамаран в нужном направлении, чтобы «кораблик» шел с минимальным углом атаки к струе. По пути было несколько перекатов и быстротоков, где потребовались дополнительные усилия. Берега в основном «лысые», но в некоторых местах появляются группы покрученной полярной ивы, а очень редко и высокие, до 3-х метров, заросли.

Начало тревожить наше реальное местонахождение. Я почему-то думал, что мы уже недалеко от правого по ходу притока – р.Нияю. Но ее все нет и нет. Был, правда, небольшой приток с правой стороны и я вчера, грешным делом, подумал, что это и есть Нияю, но, изучив карту и ориентиры, понял, что ошибся. Мы просто вчера переоценили масштаб нашей карты и свои бурлачные способности.

В 15-00 стали на обед и Листопады с Головачевым сварили отличный супчик, который дополнили традиционные «наркомовские» под созревшую первую хариусную малосолку. Рацион разнообразили салатом из дикого лука под майонезом. Его по берегам – хоть отбавляй.

Начала ловиться рыба и наши рыбаки на остановках не выпускают из рук свои спиннинги. К исходу дня наловили штук 6-7 крупных хариусов: значит, будет на ужин уха.

Погода пока стоит в общем неплохая. Временами - находит облачность, временами – проясняется и выходит солнце. Но прохладно и ветрено, так что комаров пока на горизонте не видно.

Во второй половине дня русло реки расширилось, стало мельче, а галечные перекаты участились. Также было несколько плесовых участков, которые мы прошли на веслах. Уже на самом финише команду внезапно настиг дождевой фронт и поливал минут двадцать, хотя дополнительной влаги в одежде у нас и без него хватало.

На ужин отведали уже настоящей, обильной на рыбу ушицы. Снегирев произнес под малосолку традиционный тост «Будьте здоровы и счастливы», и народ разбежался по палаткам готовиться к предстоящей на утро рыбалке. Правда у меня появилась проблема: одна старая катушка на спиннинг что-то забарахлила. Придется достать и опробовать новые катушку и спиннинг, подаренные шосткинцами на мое 50-летие. Надеюсь, что они будут для меня уловистыми.

О природе тундры.
На первый взгляд тундровый пейзаж, особенно для фотографа, довольно скучен и однообразен. Но, это первое и неверное впечатление. Здесь можно найти достаточно много сюжетов для фотосъемки, особенно если повезет с солнечным освещением. Главное отличие местного ландшафта – это простор. Бескрайние разглаженные поля тундры и синеватые силуэты уже близких Уральских гор с оставшимися местами снежниками. А еще - очень много неба, такого разнообразного и колоритного при различных условиях освещенности, облачности и времени суток.

Вершины гор почти всегда закрыты низкой облачностью, и только изредка под вечер, открываются их отдельные остроконечные пики. Хотя большей частью Уральские горы старые и разглаженные. Здесь мощно поработал ледник.

Сейчас в тундре настало короткое лето, и побережье реки превратилось в сплошной цветник из небольших по размерам разнообразных полярных цветов. А из живности, кроме чаек и уток, нам пока попадалась только полярная мышка.





27 июля
Сегодня просто отличный день. Большая часть дня было солнечной и маловетренной, но прохладной. За день несколько раз срывался моросящий дождик, на который мы не обращаем внимания.

Позавтракав, выдвигаемся на стрелку рек Большая Уса и Нияю. Она в 500 метрах выше по течению. Уточнили наше местоположение с помощью карты-километровки, подаренной Головачеву одноклассником и GPS из его же мобильника. Теперь мы точно можем ориентироваться на местности.

Широкий перекат на стрелке Усы с Нияю форсировали двумя способами: авантюрным и рациональным. Иванов сотоварищи рванул напрямую вдоль переката, начерпали воды в сапоги и шли дальше с мокрыми ногами. Мы же нашли узкий каменистый слив, слегка разбросали мешающие булыги и спокойно, излишне не напрягаясь, перебрались к спокойной воде относительно сухими.

На одном из поворотов реки на верхушке обрыва как призрак среди бескрайней тундры чернеет остов сгоревшего рыбацкого балка, а вернее переделанного под балок автобуса. Неподалеку (чуть ниже) к реке подходит вездеходка и через брод уходит в тундру противоположного берега. Плоская тундра при солнечном освещении красиво контрастирует с синеющими уже неподалеку вершинами кряжа Енганэпэ и хребта Нияхон. А в панораме слева – далекие еще остроконечные пики главного Уральского хребта. Поднявшись на высокий обрыв, далеко в тундре увидел группу туристов-пешеходников из 9 человек, продвигающихся по вездеходке в сторону гор. Еще мимо прошла туда и обратно надувная лодка с мотором и 3 рыбаками на ней. Все-таки люди забираются и в эти глухие места.

Удачно порыбачив возле сгоревшего балка, пустились догонять ушедший вперед готовить обед второй катамаран. По прибытии получили нагоняй от дежурных, т.к. оба топора везутся на нашем катамаране, и им пришлось ломать ветки для костра руками.

Пока готовился обед сходил на разведку начинающегося впереди 1,5-километрового каньона с 20-метровыми скалистыми стенками. После обеда часть каньона бечевали по ступенькам левого по ходу берега, а затем взялись за весла и вдоль берега дошли до мощного порога в верхней части каньона. Здесь русло реки сжимается скалами до 12-15 метров и с перепадом до 1,5 метра мощная струя пологой горкой с высокими валами и большой скоростью устремляется к скалам левого (орограф.) берега. В левой части узины – огромный камень-скала, который и сжимает основную струю.

«Помудровав» 5 минут как проводить катамараны по воде, нашли «соломоново решение», что проще будет обнести все по берегу, и не тратить понапрасну силы на борьбу с потоком. Разгрузились и за полчаса сделали обнос по левому по ходу берегу. Расстояние – 150 метров. Сергей Головачев предложил прокатиться по порогу налегке, но поддержки не нашел. Лучше сегодня постараться подальше пройти в верховья. Ограничились основательной фотофиксацией всех красивостей порога, и загрузившись продолжили путь.

Выше порога берега реки в основном высокие и обрывистые, сложенные из гальки с грунтом. Но проход вдоль берега есть всегда, а быстрое и плавное течение позволяет делать отличное бечевание, технику которого мы уже отработали: двое тянут веревку, один сидит на катамаране и правит, а последний – на подхвате и рыбачит. Это, конечно, Колотуша, который у нас является рекордсменом по поимке хариуса. Время от времени делаем остановки и облавливаем интересные с точки зрения рыбалки участки. Везет в основном Колотуше, иногда - Головачеву. Я же пока в рыбалке не участвую, решил отложить сборку своего спиннинга на завтра. В итоге за день только наш экипаж наловил штук 7-8 крупных рыбин, среди которых есть экземпляры до 1,0-1,2кг.

На исходе дня, к 20-00 – 20-30 дошли до устья впадающего слева по ходу притока Косьрузьшор и перед ним разбили лагерь. Иванов поставил сеть, а я дежурил с фотоаппаратом, выискивая на закате красивые пейзажные сюжеты.

Ужин, наконец-то, был полностью рыбным. В вечернем меню: наваристая уха, малосолка из хариуса, душистый чай с местными травами. А для «избранных» - порция напитка «Здоровье». Его Снегирев приготовил из попавшихся под руку компонентов (спирта, местного бальзама «Сыктавкар», лимона, «золотого корня», сахара и воды).

Под вечер сильно похолодало. По воде пошел туман, а палатки покрылись изморозью. Наверно ночью будет холодно.
P.S. Начал опасаться, что не получится отснять на фото весь поход. За три дня заряд одного из трех взятых мной комплектов батареек к фотоаппарату уже заканчивается. Как выход – вынимаю батарейки на ночь и ложу на прогрев в спальник. Авось, протянем!














28 июля
Сегодня я придумал продолжение к известной поговорке: «Нет худа без добра, но и нет добра без худа». Это по поводу тепла на севере и всякого рода комарья. Все прелести общения с ним мы испытали именно в этот день. Но обо всем поподробнее.

Ночью было прохладно, и палатки поутру были покрыты инеем. Но уже вскоре солнце пригрело, а позднее и прижарило совсем как на юге. В этот-то период и стали появляться злые комахи, изголодавшиеся за последние прохладные дни.

Искупавшись перед дорогой и позавтракав молочной кашкой, неспешно собрались и вышли на воду. Принцип движения все тот же: идем большей частью на бечеве, и только изредка пускаем в ход весла. Рыбаки облавливают каждый перекат и с хорошими результатами. Я тоже собрал спиннинг и открыл счет трофеев: два хариуса поутру, и еще два – к обеду. Так за первую половину дня у нас набралось 12-15 рыбин весом от 1,0 до 1,2кг. Все это вроде бы хорошо, но сильно тормозит продвижение и мы уже начинаем отставать от графика.

К обеду совсем распогодилось, стало солнечно, жарко и почти безветренно. Мы по халатности не достали из упакованной на катамаране поклажи закупленные дома репелленты и боремся с активизировавшимися кровососущими и кусающимися «врукопашную». Правда, со слабыми результатами. Посему, лица бойцов раскраснелись, и несут видимые следы укусов и деятельности жесткого солнца.

Обед дежурные Колотуша и Аня Лиспопад приготовили по принципу: «Что поймали – то и съежьте (до крошки)». Сделали 5-ную уху из всей пойманной рыбы, а ее-то было килограммов 12. В общем: ели, ели – не доели, и оставили на вечер почти половину котла вареной рыбы.

Такое обилие пищи полностью подавило у команды волю и силы на дальнейшее продвижение. Шлось после обеда трудно, да и характер реки постепенно изменился и стал равнинным. По берегам появилась болотина и заросли кустов, которые мешают движению с веревкой.

На одной из остановок в ожидании второго катамарана нарыли с Головачевым несколько крупных кустов «золотого корня», который здесь не редкость.

После 19-30 начали подыскивать место для ночлега, что оказалось сделать не так-то просто. Все берега подтопленные, сырые и поросшие кустарником. Поиски продолжались почти, что до заката. Стоянку сделали на высокой, частично поросшей травой и кустарником песчаной косе после прохождения на веслах длинного плеса. Встретили местных рыбаков на моторке, которые стоят в 700 метрах выше по реке на перекате.

Разбили лагерь, долго готовили чай на сырых дровах. От другой пищи, кроме малосолки, люди ввиду обеденного «обжорства» отказались.

В ожидании чая наблюдали красивейший оранжево-красный северный закат. Попробовали и порыбачить. Получилось удачно. Сначала Иванов вытащил небольшую щучку, а затем повезло и мне: еще одна такого же размера.

Первой не повезло: ее Колотуша отправил на костер и сделал на сетке отличную закуску к завершающему тосту. А свою щучку по предложению «трудящихся» я отправил обратно в воду. Хоть я и не Емеля, но при случае пусть она мне исполнит какое-нибудь желание.

P.S. Что эти места щучьи подтвердили местные рыбаки, похвалившиеся недавно отловленными 8-килограммовыми экземплярами. Но устав от обилия рыбы за последние два дня, Иванов даже отказался идти ставить сеть в явно уловистом месте.







29 июля
Утром снова было прохладно, но выглянувшее солнце быстро нагрело воздух и вернулась обстановка почти предыдущего дня. Правда комарья стало поменьше, да и мы, учитывая воспоминания об их коварстве, усиленно обработали все открытые участки тела репеллентами.

Завтракали рано, к 8-00. Мы с Левитским сегодня дежурные. К тому же, оба по образу жизни «жаворонки», а других «часов», кроме вставшего солнца у нас нет. Некоторые ворчали за столь ранний прием пищи, и после завтрака отправились в палатку досыпать. А остальные начали неспешно собираться в дорогу. Странное дело, все, кроме дежурных, отказались от утренней чарки. Наверное, недовольны за столь ранний подъем. Ну, бог им судья, а дежурные старались, как могли.

Моя попытка поймать щуку в заливчике возле лагеря успехом не увенчалась. Я слабо подсек, и она ушла возле самого берега. А попытки других рыбаков достать ее же оказались безрезультатными.

Часов в 10-00 наконец-то вышли на воду. Вскоре, метров через 500-700 плес закончился, и мы уперлись в каменистое сужение русла. Вдали видны люди. Это рыбацкая команда, которая отловившись, собирается к отплытию домой. Мы же остановились ниже ступеней порога и взялись за спиннинги. Рыбалка была удачной. За полчаса только наш катамаран вытянул с десяток крупных хариусов. Понимая невозможность съесть такое большое количество рыбы, постепенно перешли на принцип «поймал – отпустил». А вот от рыбаков с подошедшего катамарана Иванова фортуна сегодня отвернулась и НикНик ворчит, недовольный отсутствием добычи.

Перетянулись через нижнюю ступень порога по правому по ходу берегу, переговорили с рыбаками, и переправились левый берег. Здесь протянули верхнюю ступень, обловили ее и вышли на длинный, широкий и, местами, мелководный плес. Идем большей частью на веслах, лишь иногда переходя на проводку на бечеве вдоль берега.

В конце плеса ушедшая вперед команда ивановцев обнаружила стаю молодых гусей-гуменников, и Иванов не упустил случая использовать свое ружье по прямому назначению. А мы, подойдя снизу, как трофейная команда, собрали его добычу. Результат – 3 крупных гуся-одногодка. А еще один подранок ушел в прибрежные кусты, и наши поиски его оказались безрезультатными.

После первого длинного плеса еще один перекат. Возле него на левом берегу сделали остановку на обед. Колотуша взялся помочь дежурным и удивил всех масштабом своих кулинарных способностей. Главное блюдо – копченая в фольге с вишневыми опилками рыба. А вдобавок салат из капусты, малосолка и чай. Пока готовился обед, на альтернативном костре провели первичную обработку добытой Ивановым дичи.

Объевшись в очередной раз до отвала, и засыпая на ходу, погребли дальше на очередной плес. Чтобы окончательно не заснуть и не упасть в воду время от времени делаем остановки на красивых песчаных косах или идем с бечевой по берегу. Пейзаж вокруг уже почти что горный. Река близко подошла к отрогам Полярного Урала, но ее характер продолжает быть равнинным.

Погодные условия пока вроде бы неплохие, но во второй дня северный ветер усилился, а на небе появились перистые облака. Как бы они не накликали ухудшение погоды. Нам это на предстоящем волоке совсем не на руку. А он уже не за горами.

Стоянку начали искать уже на заходе солнца, после 20-00 по-местному. Перебирали долго, т.к. берега во многих местах заболочены, да и сильный ветер не давал возможности стать на высоком берегу.

Место для лагеря нашли возле песчаной косы в месте, где русло Большой Усы крутым поворотом на север уходит по направлению к устью впадающего левого притока – ручья Большой Бадьяшор. Но до него еще километра 3-4. Последние дожди прошли два дня назад, и вода в реке понемногу падает, что для нас нежелательно. На Бадьяшоре, по которому мы попытаемся выйти к оз.Кузьты и короткому волоку на оз.Хадата-Еган-лор много каменистых мелей, что затруднит продвижение.

Остаток дня ушел на тушение гусей. Ужин был изобильным, но большого желания к еде нет. Тем не менее, первая часть гусей съедена: не нести же их через перевал.

P.S. Появилась некоторая психологическая напряженность между участниками. Все, в том числе и я, нервные и подчас злые на слово. Сказывается усталость. Такая обстановка случается часто ко второй неделе похода, что описано во многих отчетах. Если говорить по-простому, народ должен перебеситься и передохнуть. А потом все попустит.










30 июля
Погода начала меняться в худшую сторону. Низкие тучи и северный ветер сулят дождь.

На завтрак опять отведали тушеного гуся. Удивительное дело – народ опять отказался от «наркомовских». Странная «болезнь» или усталость косит наши ряды. Я искупался, почистил найденные корешки «золотого корня» и неспешно стал собираться в дорогу. На воду вышли чуть позже 10-00. Русло реки левым поворотом уходит на север под встречный нам ветер и, посему, пришлось усиленно поработать веслами, противодействуя сильному течению и напору ветра. Хорошо, что во многих местах по берегу имеется галечник, и можно применять движение на бечеве, что мы в основном и делали.

Через пару километров на левом по ходу берегу встретили путешественника-ветерана, в одиночку поднявшегося на надувной лодке в верховья Большой Усы и теперь сплавляющегося назад в низовья. Назвался «Еремою из Львова». Украинец с корнями из под Львова, всю жизнь проработавший в Воркуте и после выхода на пенсию осевший в подмосковной Балашихе. Над его бивуаком высится флаг бывшего Советского Союза с лихим девизом «Usramsi no ne damsi!». Побеседовали о путешествиях в районе Полярного Урала, возможности прохода к истокам Большого Бадьяшора и оз.Кузьты, обсудили общий упадок Воркутинского района, угольной отрасли, и действия в этой сфере властей. Ерема посоветовал перед входом в Большой Бадьяшор сделать пешую разведку, чтобы оценить реальную возможность прохождения по нему, а также как обойти стоящий недалеко от устья кордон заказника или базу для коммерческих рыбаков и путешественников.

Напоследок сфотографировались на память под Ереминым и нашим державным флагами и распрощались. Вскоре русло реки раздваивается, образуя большой остров, и соединяясь вновь, поворачивает на восток в сторону гор. В этом месте в Большую Усу впадает несколькими протоками правый (орогр.) приток Большой Бадьяшор. При подходе к острову на высоком левом по ходу берегу находится база для коммерческих рыбаков или кордон заказника. Здесь есть большой двухэтажный жилой корпус, не6сколько хозяйственных построек, дизельная, радиовышка, а рядом – кораль (загон) предположительно для оленей. По словам Еремы, есть здесь и вездеход.

Но мы на базу заходить не намерены и правой, дальней от нее протокой уходим к устью Бадьяшора, где останавливаемся на обед. Пока дежурные колдовали у костра, сделали с Ивановым насколько смогли разведку притока на предмет возможности его прохождения катамаранами. В устье русло разбивается на несколько проток, но воды пока достаточно. Хотя прохождение будет нелегким, и многие участки нужно будет идти по воде. Берега реки и многочисленные острова поросли обширными зарослями тальника и довольно высокого ивняка. Так и не дойдя до находящегося выше каньона, повернули назад и, идя по вездеходной колее, мучительно размышляли: «Каким путем идти дальше?».

Выход в верховья Бадьяшора и к оз.Кузьты может существенно сократить длину пешей части маршрута. Но такой проход по имеющимся описаниям возможен только при высоком уровне воды. А его-то сейчас и нет.

Если же идти традиционным путем к волоку на оз.Хадата-Еган-лор по Большой Усе и ручью Изьяшор, при малой воде длина пешки может составить 15-17км. При этом, для нашего количества вещей придется делать как минимум две ходки с общим километражем 45-50км, что потребует времени и значительных физических усилий.

Вернувшись в лагерь и отобедав при начавшемся дожде, принимаем решение попытаться все-таки прорываться к истоку Большого Бадьяшора. Бурлачили до конца дня, пробиваясь через протоки из последних сил. Воды в ручье маловато и прохода вдоль берега нет из-за корявой полярной растительности. Тянулись по галечным отмелям и мелководью напрямую до 19-00- 19-30, и когда на правом по ходу берегу закончился лес, решили падать на стоянку на левом, еще лесистом берегу, чтобы было топливо для костра. Нашлась отличная луговая площадка недалеко от основного русла. Натянули тент, развели костер и пошла обычная бивуачная жизнь. Чтобы поднять настроение и во избежание болезней от «мокрой бурлацкой работы» есть испытанное средство, рецепт которого наш «виночерпий» Толя Снегирев усвоил досконально. Уже вскоре «жизнь наладилась», а трудности второй половины дня казались не такими глобальными.

На ужин дежурные Головачев и Листопад приготовили вкуснейшую сливную кашу (кулеш) со специями, привезенными Колотушей из Индии. Но посидеть после ужина подольше у костра не получилось. Сильная усталость быстро загнала людей в палатки восстанавливаться.

P.S. После обеда стало пасмурно и начался моросящий дождь, который продолжался часов до 21-00. Может быть, это и к лучшему: добавится немного воды в ручье, что облегчит проход в его верховья.

P.Р.S. Обнаружилась первая существенная пропажа: после завтрака куда-то делся наш набор рюмочек и даже проведенный тотальный пересмотр вещей и продуктов не помог его обнаружить. Где они делись – полнейшая загадка, ведь перед утренним выходом я сам проверял лагерь на предмет оставленных вещей. Будем надеяться, что пропажа обнаружится во время очередной перетруски вещей перед волоком.






31 июля
Поутру опять начался моросящий дождь. Дежурные бастуют: вовремя не встали, а дождь усилился.

Пересмотрел еще раз все имеющиеся карты района нашего путешествия, и появились опасения, а не совершили ли мы ошибку, что пошли по Бадьяшору. При движении к его истоку и до оз.Кузьты получается довольно большой набор высоты, что сопряжено с дополнительными трудностями. Да и материалов по прохождению водораздела у нас тоже нет. А ведь по плану похода был заявлен традиционный волок с ручья Изьяшор. В общем: «Путь наш во мраке».

Уже вскоре после выхода состояние ручья показало, что мои опасения были не напрасными. Возле характерного повышения рельефа по правому по ходу движения борту начался участок шиверы по типу «бурхойла» - широкое поле разбросанных по руслу камней и сочащаяся через них вода без характерного прохода. Пробежавшись на разведку с подъемом на высотку, я понял всю бесперспективность прохода этого участка по воде. Но бес авантюризма подбил нас на еще один опрометчивый шаг. Учитывая, что в прочитанном когда-то описании подъема по Бадьяшору этот участок обнесли по берегу, мы решили повторить «подвиг» первопроходцев.

Начался этап пешего волока по тундре. Первую ходку шли по проходящей вдоль реки вездеходной дороге к подножию высотки, а затем перенесли туда же катамараны. Вторая и третья ходки показали, что расстояние нужно пройти довольно большое. Сходивший на разведку Иванов сообщил, что до ручья еще достаточно далеко, а при просмотре русла видно большое количество камней, что вызывает сомнения в возможности прохождения.

Обсудив все «за» и «против» решили, что нужно возвращаться к исходной точке на Большую Усу и идти к месту волока по запланированному маршруту до ручья Изьяшор. Так или иначе, а эта наша авантюра потерпела фиаско.

Заночевать решили возле большого тундрового озера, чтобы порыбачить и отдохнуть после утомительной переноски вещей. А завтра, вернувшись к оставленным катамаранам, решим как легче и быстрее идти к реке: по воде на катамаранах или пешком по хорошей и прямой вездеходной тропе.

Весь день было пасмурно, иногда моросило и додавало трагичности и без того невеселому хождению по тундре. Зато характер тундры и особенности его пейзажа с озерками, ручьями и болотами нам стал ближе и понятней.

Попытка поймать вечером в озере щуку не удалась, зато вытянули трех хариусов, в т.ч. НикНик вытащил экземпляр на1,2кг. Под вечер удрученные и мокрые грелись у костра из собранного по окрестным склонам сушняка, пока начавшийся дождь не разогнал людей по палаткам восстанавливать силы для возвращения.

P.S. Цитата дня: «Предчувствия его не обманули».






1 августа
Ночью прошел сильный, но непродолжительный дождь. А утреннее небо немного просветлело, и возможно вообще распогодится. На термометре у Ани 9 ºС.

Встал, сходил искупаться в озере и, вернувшись к палатке, обнаружил неприятное событие. Наша палатка во время дождя слегка затекла и из намокших вещей оказалась только моя папка с походными документами. Что самое печальное, полностью намок только мой походный дневник. А остальное осталось невредимым. Помня былой опыт намокания и «спасения» дневника на Колвице, произвел его первичную сушку туалетной бумагой, а досушивать будем позже при нормальных погодных условиях.

После завтрака быстро перенесли вещи и катамараны обратно к Бадьяшору и начали возвращение к его устью. Решили сплавляться по два человека для облегчения катамаранов, а остальных отправили налегке по вездеходке. Уже к обеду прибыли в исходную точку и Большая Уса после ручья показалась нам раем: спокойное течение, простор. Да и погода наладилась: часто выходит из облаков солнце, а появившихся комаров отгоняет веселый ветерок.

Пока готовили обед на старом кострище «горячие головы» из команды попытались заслать меня с Головачевым на базу, чтобы разузнать, а нет ли у них вездехода для заброски на оз.Хадата-Еган-лор. Я сначала поддался на эту «провокацию», хотя отлично понимал, что вездеход летом в тундре простаивать не может. Он должен быть в работе и зарабатывать деньги. Перешли три рукава в устье ручья, намочили зазря ноги и, увидев, что до базы еще километра полтора обхода вдоль реки, решили отказаться от этой затеи. Тем временем на горизонте показались два байдарочника, тоже поднимающиеся в верховья.

Двое пожилых мужиков-москвичей на надувных байдарках «Щука» идут по нашим следам и уже о нас осведомлены после встречи с Еремой. Один даже учился вместе с нашим земляком-роменчанином, ныне директором Роменской гардинно-тюлевой фабрики. Через 20 минут гости откланялись и ушли вверх, а мы вскоре на веслах вышли за ними.

Большая Уса в верховьях – широкая спокойная река, текущая в долине, постепенно входящей в массив Уральских гор. Только изредка на галечных перекатах скорость течения убыстряется. Здесь можно отлично порыбачить, что и сделал Колотуша, заготовив на ужин за одну остановку 9 хариусов. Другим же пока не везет. Долина реки местами заболочена, здесь много тундровых озер, а окружающие панорамы гор просто завораживают. Особенно красивы они при закатном освещении.

На одном из поворотов реки, уже совсем недалеко от Изьяшора нашли отличную стоянку с большим количеством сухого плавника для костра, поставили для интереса две сети, а перед ужином затеяли небольшую ревизию продуктов, чтобы на волок не нести лишнего. А лишнего оказалось предостаточно. Поэтому, поставлена задача: усиленно доедать излишки продуктов, а что не востребуется – придется оставить.

На ужин Колотуша порадовал копченой рыбой с салатом и кофе. Остаток дня созерцали багряный закат над горами, бегали по тундре с ружьем, гоняясь за увиденным на галечной косе зайцем, а мы с Левитским, спровоцированные Ивановым, отправились на вечернее купание, хотя вода в реке всего 10-12 ºС, а то и меньше. Но полярники холода не боятся. А такое купание только приводит организм в тонус.

Поздно вечером прошел небольшой дождь, но приметы обещают на завтра хорошую погоду.









2 августа
Сегодня праздник – день Ильи Пророка. Утро выдалось малооблачным и солнечным. Но вскоре, уже к 10-00 поднялся сильный северо-восточный ветер, который усугубил погодную обстановку. При такой его силе о выходе на воду и речи быть не может. Катамаран просто будет сносить назад, ведь наше основное направление как раз навстречу ветру. Поэтому сделали вынужденную паузу – полудневку и ждем ослабления ветродуя.

Проверили с Ивановым сети - опять пусто. Видно сетки взяли не того «калибра». Мы сегодня с Левитским дежурные, но правильно организованный процесс добавил нам массу кухонных помощников. Утром Колотуша с Аней помогали из излишков овощей сделать отличное рагу, а в обед НикНик с Аней – блюдо под названием «борщ-харчо» и салат с хреном и томатной пастой.

С утра искупавшись, коротаем временное безделье за сушкой на ветру сырых вещей, прогулками по окрестной тундре и посиделками в палатках. Во время прогулки по тундре я спугнул семейку куропаток с мальцами, и даже чуть было не поймал руками крупную «курицу». Но посланный по наводке с ружьем Головачев пришел в лагерь пустой: вчерашний заяц ему не попался, а поднятая куропатка показалась совсем маленькой.

К обеду облаков стало больше, и прошел краткосрочный дождь. А в палатке Иванова собрался «клуб любителей истории» на обсуждение всевозможных исторических событий.

После плотного обеда отдыхали в палатках и ожидали ослабления ветра. Если к вечеру он стихнет – сделаем попытку перейти на закате до Изьяшора. Но не тут-то было, ветер и вечером продолжал дуть с той же силой и стал еще холоднее и пронзительнее. Посему, полудневка превратилась в полноценную дневку.

К вечеру Колотуша и Листопад, взяв спиннинги, на катамаране подались обследовать многочисленные протоки и старицы, примыкающие к основному руслу. Результат этого обследования превзошел все ожидания. НикНик надергал из воды аж 8 щук от 1,0 до 2,5кг, в том числе одну «трофейную» на 4,5кг. Тут же в лагере возник сначала шок, а затем ажиотаж. Активисты, в числе которых и я, собрав снасти, подались тоже попытать рыбацкого счастья, а остальные принялись за переработку пойманной рыбы. Нам бы нужно разгрузиться перед волоком, а тут дополнительный «приход» продуктов общим весом до 19кг. На ужин НикНик решил нас удивить рыбными котлетами, и весь вечер крутил на специально взятой для этих целей мясорубке фарш из филе щуки. Остальные тоже, как могли, участвовали в этом кулинарном действе.

Наша с Колотушей вылазка за рыбой тоже была не безрезультатной. Правда, мы уже ловили по принципу «поймал – отпустил», т.к. излишек рыбы у нас уже явный. Таким способом поймали и отпустили штук 5 щук, а одну я все же забрал в лагерь, как доказательство нашей рыбацкой удачи. А проще говоря – жадность обуяла. За что наказание – чистка и разделка этой самой щуки.

Месили фарш под шутки и прибаутки до позднего вечера. Запас его, я думаю, мы будем перерабатывать дня три, не менее. На ужин похлебали густой юшки из голов, хребтов и потрошков, и закрепили «успех» первой партией щучьих котлет. Уже в багровых сумерках разошлись по палаткам отдыхать от столь насыщенного трудами и впечатлениями походного дня.

P.S. Виктор Васильевич, наш «Ветеран» в походе – настоящий «энерджайзер»: постоянно в движении и работе. При его уже преклонном возрасте иметь столько энергии и желания что-то сделать для команды достойно всяческого уважения. Это я ощутил и при нашем совместном дежурстве, когда дела у костра всегда находятся в полном порядке. Одним словом - настоящий водник и турист старой, еще советской закалки, с огромным походным и жизненным опытом.

P.P.S. На пригорках вдоль реки местами растут просто заросли крупного многолетнего «золотого корня». Но заготавливать его пока не будем. Нам лишний вес на волоке не нужен.








3 августа
Утро туманное. Низкие тучи нависли над горами, несколько раз срывался моросящий дождь. Но постепенно облачность и туман поднимаются, и я думаю, мы еще увидим сегодня солнце. Главное, чтобы не было ветра или хотя бы он был послабее. Прозябать на одном месте нам уже надоело.

8-00. В лагере зашевелились дежурные и продолжают лепить рыбные котлеты, делают заготовку на два предстоящих дня. Погода пока не выравнивается: моросит дождь. Левитский спел песню Юрия Кукина : «А в тайге по утрам туман, дым твоих сигарет. Если хочешь сойти с ума – лучше способа нет…», надел свои видавшие виды походные штаны, тяжелые ботинки и вышел к костру на помощь. Да и мне туда же пора. Будем паковать вещи, пока готовится завтрак.

Вышли на воду в 10-00 с целью до конца дня завершить первую часть нашей трилогии – подъем по Большой Усе к ее верховьям к месту начала волока через уральский хребет. Река в этих местах продолжает быть широкой и полноводной, большей частью с галечным дном. Количество перекатов участилось, хотя часть пути вверх преодолеваем на веслах. Все перекаты неугомонный Колотуша облавливает новым спиннингом, выцыганенным у безразличного к рыбалке Снегирева. Кончики двух своих спиннингов он уже успел обломать. Несмотря на запрет, пойманные хариусы все же оставляются на малосолку. А экземпляры есть весьма крупные. НикНик на одном из перекатов поймал рекордного хариуса длиной около 50см и весом 1,2-1,3кг. По виду хариус верховий немного другой, более светлый и серебристый, в отличие от красно-бурого с зеленоватым плавником-парусом хариуса низовий.

Продвижению хорошо помогает появившийся попутный ветер. Даже при достаточно сильном встречном течении, катамаран понемногу продвигается вперед.

Погода пока не очень балует: солнце ни разу не выходило из-за низких облаков, зацепившихся за вершины гор. Несколько раз срывался моросящий дождь. Река уже полностью зашла в широкую межгорную долину с обилием стариц и тундровых озер. Возле одного из них сделали обед. Пока дежурные «шаманили» у костра я взял спиннинг и пошел прогуляться на соседнее озерко. Результаты рыбалки превзошли все самые большие ожидания. 6-1 в мою пользу! Ловил по принципу «поймал-отпустил» и за 30-40 минут вытянул на берег 6 щук весом от 1.5 до 2,5кг. Пятерых отпустил, а одну пришлось забрать на кухню, так как она сильно повредилась при освобождении глубоко заглоченного крючка.

К исходу дня на высоком левом по ходу берегу осмотрели ненецкое кладбище: несколько крестов разной формы и размеров, а также оставленные как память старые нарты. Отсюда уже недалеко до устья Изьящора.

Правый (орогр.) приток Изьяшор впадает в Большую Усу через устьевое озероподобное расширение и далее переходит в развитую дельту с несколькими протоками. После 10-минутного блуждания наконец-то нашли основное русло и стали по нему пробираться вверх. Вскоре пришлось перейти от весел к проводке, так как воды в ручье совсем мало. На одном из поворотов – лагерь байдарочников, встреченных нами в устье Бадьяшора. По их словам воды в Изьяшоре совсем мало, и нужно уже вскоре выходить на проходящую рядом вездеходную дорогу. Подошли к ней вплотную по «слепой» озероподобной затоке и разбили базовый лагерь, где будем готовиться к волоку на оз.Хадата-Еган-лор.

Сделал разведку начала вездеходки, состояния воды в Изьящоре и убедился, что совет байдарочников был дельным. Пора переходить к пешей части маршрута.

На ужин ели грибной суп и доедали рыбные котлеты, а чуть позднее разошлись по палаткам. Все-таки усталость очень сильно дает о себе знать, и даже дневка не дала возможности полностью восстановиться. А впереди еще самый трудный участок: по тропе и болоту, обойдя справа отрог г.Сартпэ (976м) дойти до истока Изьяшора, и перевалив через местами заболоченный водораздел, выйти на оз.Малое Хадата-Еган-лор, относящееся уже к рекам восточного склона Уральских гор бассейна р.Обь. Расстояние это по предварительным расчетам составит 15-16км. 











Продолжение следует

Фото: Анатолий СМОЛЯНИНОВ

Комментариев нет:

Отправить комментарий